Бизнес

Отличаются ли фобии связанные с бизнесом у женщин и мужчин?

Вопросы гендера, барьеров и мотивации в предпринимательстве обсудили на конференции, посвященной итогам образовательной программы «Женщины в микробизнесе».
Предпринимательницы из 14 городов Казахстана подвели итоги участия в образовательной программе «Женщины в микробизнесе» от ЕБРР, реализуемой при поддержке Министерства национальной экономики РК.

Организаторы совместно с участницами программы поделились результатами проекта и обсудили проблемы и возможности роста микробизнеса.

С февраля по июль 2019 года 373 предпринимательницы из 14 городов страны прошли четыре тренинга от опытных консультантов и бизнес-экспертов в области маркетинга, информационных технологий и управления финансами.
С момента объявления образовательной программы для участия зарегистрировалось 1243 человека. Больше всего заявок пришло из Караганды, Шымкента и Актобе. В своих заявках женщины-предприниматели называли схожие проблемы: как привлечь клиентов, когда реклама не работает, как наладить систему учета финансов, как удержать персонал, когда нет возможности поднять заработную плату.

Подавляющее большинство участниц программы – 60,8% женщин-предпринимателей владеют собственным делом в сфере услуг. Вторым по популярности направлением бизнеса оказалась торговля – ею занимается 22,9% предпринимательниц. Тройку популярных среди бизнес-леди сфер деятельности замыкает сфера легкой и пищевой промышленности – бизнесом в данной области владеют 14,5% от общего количества участниц.
На конференции, организованной с целью подведения итогов программы, также прошла специальная панельная дискуссия, призванная ответить на вопрос, какие барьеры сегодня существуют у женщин в бизнесе по сравнению с мужчинами.

Например, представитель структуры «ООН-Женщины» в РК Илейн Конкиевич отметила, что развитие женщин в бизнесе – это хорошая инициатива, но на этот вопрос важно еще смотреть и через решение существующих социальных проблем. «Мы, как «ООН-женщины» в Казахстане стараемся поддерживать социально уязвимых женщин, поэтому мне было интересно узнать профайл участниц программы ЕБРР – сколько из них считают себя социально уязвимыми, а также какой части из них данная инициатива помогла выйти из тяжелой ситуации», – поделилась г-жа Конкиевич.

Кроме того она отметила, что по данным ежегодного гендерного отчета ВЭФ Казахстан в 2018 году занимал 60 место в рейтинге из 149 стран в целом по четырем позициям: неравенство мужчин и женщин в экономике, политике, образовании и здравоохранении. «В 2017 году Казахстан был на 52 месте, значит, за год его рейтинг упал», – отметила представитель структуры «ООН-Женщины» в РК.

При этом эксперт отметила, что по неравенству мужчин и женщин в экономике Казахстан – на 32 месте и это неплохой результат. Зато по гендерному неравенству в образовании наша страна на 30 месте, а в здравоохранении – на 42, что говорит – Казахстану есть куда стремиться.

В свою очередь основатель бренда детской одежды «Mimioriki» Инна Апенко в качестве основного барьера в женском предпринимательстве выделила информационное поле, с которого мужчины долгое время вытесняли бизнес-леди.

«Безусловно, сейчас женщины чаще становятся спикерами на таких бизнес-площадках, как форумы и конференции, но еще 5-7 лет назад я была в числе всего 10% таких выступающих. Между тем такие мероприятия – это диалоговые площадки, на которых принимаются решения, говорится о каких-то возможностях. И если мы – женщины, не принимаем в них участие, находимся в свое рода информационном вакууме, в который нас загоняют. Вы там где-то будьте – дома, с семьей, с детьми, а мы тут сами будем играть в большие игры. Поэтому я бы хотела выразить благодарность ЕБРР за то, что они создают такие сообщества и площадки», – отметила бизнесвумен.

Также она призвала женщин-предпринимательниц самостоятельно создавать микро-комьюнити внутри своих городов. «Женщине для развития бизнеса нужна другая женщина! Я очень верю в возможные коллаборации друг с другом. Женское предпринимательство всегда очень социально и именно поэтому мы сейчас испытываем потребность в раскрытии его потенциала», – добавила Инна Апенко.

Руководитель Группы стратегического и операционного консультирования KPMG в Казахстане и Центральной Азии Болат Мынбаев тем временем поделился результатами глобального исследования компании, в рамках которого было опрошено порядка 200 женщин владеющих бизнесом. «В ходе опроса женщины ответили, что для них важно развитие таких навыков, как умение принимать решения, нацеленность на результат, а также быстрое реагирование с учетом рисков», – отметил в своем выступлении Болат Мынбаев.

Наша редакция решила побеседовать с представителем KPMG более подробно, затронув тему фобии роста казахстанского бизнеса.
Болат, наблюдаете ли вы фобию роста у казахстанского бизнеса? С чем она может быть связана на ваш взгляд?

Действительно, такая фобия есть, и она может служить причиной того, что у нас в стране мало средних предприятий. Считается, что если МСБ приходится на большую долю ВВП, то страна развивается более высокими темпами. При этом именно средний бизнес должен быть локомотивом развития экономики. На сегодня в Казахстане количество субъектов МСБ составляет порядка 98%, из них около трех процентов – средний бизнес. Вклад же среднего бизнеса в МСБ составляет порядка 70%. Из этой статистики видно, что средний бизнес является важным элементом экономики, однако его потенциал ограничен.

В Казахстане ситуация такова, что малые предприятия, достигая определенной отметки роста, не всегда мотивированы переходить на следующий этап. То есть , по экономическому потенциалу эти компании могут вырасти в среднюю компанию, но они этого не делают, предпочитая, например, дробиться на несколько отдельных малых предприятий, либо оставаясь в пределах привычного размера бизнеса, порождая издержки возможностей. Есть несколько причин, почему они не хотят расти.
Во-первых, до недавнего времени, это тенденция была связана с действующей налоговой политикой и особенностями отдельных статей административного кодекса, согласно которым за одни и те же действия субъект малого и среднего предпринимательства, уплачивают разные размеры штрафа, кроме того бизнес не готов полностью раскрывать свою деятельность по налоговым соображениям. Но эти барьеры, на мой взгляд, вполне устраняемы. В этом направлении Правительство уже работает, однако потребуется дальнейшая проработка вопроса и время для получения результата – увеличения количества активных средних предприятий.

Во-вторых, бывают случаи, когда бизнес по мере своего роста сталкивается с рядом рисков и еще не готов ментально работать с ними. То есть, зачастую в понимании наших предпринимателей - лучше работать с тем, что ты хорошо знаешь, нежели выходить на новые рынки, где можно столкнуться с неизвестностью. Масштабирование бизнеса также сопровождается разными уровнями принятия решения. Зачастую, в малом бизнесе владелец бизнеса также является и его операционным руководителем. Рост же подразумевает передачу ряда функций и контроля другим лицам, что на уровне ментального восприятия не всегда легко дается. Я не думаю, однако, что это проблема только нашего рынка. Это характерная особенность для всех развивающихся рынков.

Говоря о страхе выхода на новые рынки, вы имеете в виду масштабирование в регионах или других странах?

У нас есть примеры, когда бизнес не готов идти даже в соседнюю область в масштабе страны. Руководитель одной из таких компаний задавался вопросами, почему бы им не увеличить продажи, тем более возможность для этого действительно имелась – был достигнут определенный потолок роста на традиционном рынке присутствия, при этом, однако, он не смог побороть опасения того, что новый рынок уже занят. Этой компанией не было проведено полноценное маркетинговое исследование и определен потенциал рынка, в этой компании в целом отсутствовали подразделения маркетинга и штатная единица, полностью отвечающая за направление. Зачастую такие планы по экспансии имеются в головах владельцев бизнеса, но нет четко проработанной финансовой модели, даже элементарных верхнеуровневых расчетов.

Некая такая условность, субъективное понимание уровня конкуренции стали результатом того, что они решили сфокусироваться и работать только в своем секторе и регионе. Недостаток нужной информации – вот ключевая причина страха масштабирования своего бизнеса. Такие примеры не единичны.

Еще есть какие-то причины фобии роста, помимо двух перечисленных?

Да, есть еще третья причина. Казахстанский бизнес еще в том состоянии, когда он не хочет сильно светиться. Есть опасения связанные с тем, что если вы вырастаете в большую компанию, у вас возникают риски, что кто-то может положить глаз на ваш рынок и бизнес. Это частично подтвердилось в нашем недавнем исследовании.

Мы предложили участникам нашего опроса из числа бизнеса рассмотреть возможность привлечения инвестиций с вхождением в капитал. Речь шла о вхождении в капитал потенциального инвестора, например, с целью совместной реализации инвестиционных проектов и развития компании в целом. На это бизнес нам сказал, что не особо рассматривает такой сценарий по причине опасений излишнего вмешательства нового партнера и опасений увода бизнеса. Думаю, что это наглядный пример того, что в нашем менталитете до сих пор присутствуют установки: я владелец, сам разберусь и лучше я привлеку залоговое финансирование, нежели разделю риски с инвестором, поскольку есть опасения, что мой бизнес могут просто забрать с большим дисконтом.

Опять же фобия роста через привлечение некого партнера, характерна не только для Казахстана, мы видим аналогичную ситуацию во всем регионе ЦА.
Базовые проблемы в бизнесе одинаковы независимо от гендера.
А если говорить о женском микро-предпринимательстве, то здесь, какие барьеры вы можете отметить. И главное, что порекомендуете, чтобы с ними справиться?

Думаю, что у нас базовые проблемы в бизнесе одинаковы независимо от гендера. Одна из них заключается в том, что при наличии огромного количества поддержки как финансового, так и консультационного характера, на рынке плохая информирмативность предпринимателей о таких возможностях, при этом есть примеры, когда владельцы хорошо осведомлены о тех или иных возможностях, хотя на фоне общей массы, таких примеров все же меньше

Вторая проблема, это неготовность самого бизнеса, то о чем мы говорили выше.

Есть также проблема более характерная для женщин-предринимателей – готовность принимать риски здесь и сейчас, что также подтверждается исследованием KPMG.

Рекомендации стандартные. Во-первых, необходим четкий план. Я как стратег могу сказать, что он особенно нужен в турбулентные времена, когда неопределенности становится еще больше. И не просто в голове, а в виде конкретного документа. Во-вторых, уже в рамках этого четкого плана необходимо продумывать операционную модель, строить адекватную организационную структуру, бизнес-процессы, внедрять технологии, развивать человеческий капитал, создавать и воплощать понятную и эффективную модель мотивации.. В третьих, нужна стратегия привлечения капитала, которая дает понимание, какое финансирование, в каком виде, в каком объеме, на каких условиях вам подходит. Хотя последний пункт больше актуален для средних и крупных компаний, менее масштабному бизнесу также необходимо понимать суть вопроса. Очень важно отслеживать ход реализации стратегии через ключевые показатели деятельности, процессы мониторинга, необходимо вовремя реагировать на отклонения от стратегических и операционных ключевых показателей деятельности. Иными словами, стратегия должна жить, а не лежать на полке мертвым грузом.

Когда это все синхронно работает, больше шансов что бизнес будет расти.
Екатерина Корабаева
Автор материала
Оцените наш материал
Поделитесь с друзьями
Читайте также:
Made on
Tilda