Социум

«Не стоит создавать архитектуру, как предмет искусства»

Образовательные учреждения, которые строят по финской концепции, побуждают учиться, монументальные здания вдохновляют, а жилые строения помогают жить в гармонии с миром. Редакция «&» вместе с финским архитектором Райнером Махламяки разбирается в урбанистическом опыте Финляндии, который известен своим гуманистическим подходом к проектировке городов.
Справка

В декабре Алматы посетил один из авторитетнейших европейских архитекторов современности - Райнер Махламяки. Приглашенный в рамках образовательной программы «Города и люди» фонда Urban Forum Kazakhstan и компании Tikkurila Райнер Махламяки прибыл в Южную столицу с намерением расширить знания профессионального сообщества о современной архитектуре и урбанистике. Как итог - за время своего пребывания в Казахстане архитектор провел одну лекцию для студентов КазГАСА, а вторую для всех желающих.
Мы часто слышим о том, что главный принцип современной архитектуры заключается в создании пространств непосредственно для людей. Как сегодня финский подход в архитектуре объединяет форму и функциональность?

С одной стороны, между нашими странами много различий, но с другой – можно найти что-то общее с точки зрения городской застройки и проживания людей в городах.

Финские города имеют непродолжительную историю, но, несмотря на это, у нас есть три города, которые были заложены еще в Средневековье. Например, наша столица – Хельсинки – была основана еще в XVI веке. Тогда это был небольшой, сплошь деревянный городок. Сегодня же это огромный город с уникальной архитектурой, в котором проживает более 1 млн человек.

На первоначальной застройке Хельсинки свой отпечаток оставила Российская империя, в составе которой город находился с 1809 по 1917 год. Старый центр нашей столицы во многом напоминает Санкт-Петербург.

Затем на рубеже XIX-XX веков начался новый этап застройки Хельсинки, в результате которого в городе начинает править архитектура эпохи модерна.

Сегодня же, несмотря на наличие исторического центра и большого количества объектов, построенных по соседству в стиле модернизма, – структура Хельсинки серьезно меняется. На планировку города влияет большой поток людей из регионов, которые активно перебирается в город. С территории города исчезают индустриальные здания, превращаясь в городские постройки для людей.

Иными словами, рост городского населения заставляет нас задуматься, какие пространства в наших городах больше всего подходят именно для проживания. При этом важно чтобы все изменения, которые в них происходят, оценивались с точки зрения устойчивого развития.

Отсюда вытекает такая задача, как объединение жилой зоны с другими важными составляющими инфраструктуры. И решить ее мы надеемся за счет развития общественного транспорта и функциональной застройки без ущерба для нашего старого города.

Продолжая говорить о функциональности, нужно сделать утонение, что Финляндию отличает холодный климат. Поэтому создавая публичные пространства, мы должны учитывать климатические особенности. Иначе они будут простаивать в определенное время года.

Помимо этого в Финляндии и в других скандинавских странах есть проблема расположения шопинг-центров за пределами городов численностью около 200 000 человек. Это вынуждает горожан с определенной регулярностью пользоваться автомобилями, чтобы выбираться в такие шопинг-центры за покупками. Желая изменить ситуацию, мы пытаемся вернуть розничную торговлю в виде мини-маркетов обратно, сделав их частью городской инфраструктуры.
Архитектор Райнер Махламяки
Можете рассказать об опыте Финляндии по выстраиванию коммуникаций между властью, архитекторами и жителями?

Это очень хороший вопрос, потому что мы действительно очень много коммуницируем друг с другом. И важным моментом, на мой взгляд, здесь является то, что назначение того или иного участка и ограничения – по масштабам, высотности и функциональности – определяют городские власти, действующие от лица общества, а не коммерческие организации.

В каждом городе у нас есть департамент по развитию, представители которого совместно с архитекторами работают над городским мастер-планом. При этом горожане всегда могут поделиться своей обратной связью и повлиять на внесение коррективов.

А коммерческий сектор?

Бизнес тоже может предложить свое видение развития для определенного участка, но окончательное решение остается за городом, который руководствуется общественным интересом. И если девелопер, например, предложит построить высотное здание, в то время как по местным правилам есть ограничения по этажности – городские власти не дадут ему на это разрешение.

Какими вам видятся общественные пространства будущего?

Если говорить применительно к Финляндии, то мы должны исходить из имеющихся у нас ограничений. Я уже говорил о наших климатических особенностях.

Но в целом, я считаю, что любое публичное пространство должно сопровождаться инфраструктурой, пригодной для жизнедеятельности всего населения. Это и магазины, и пешеходные зоны, и развитая сеть общественного транспорта, которые должны взаимодействовать друг с другом. Например, если создать пешеходную зону и не предусмотреть на ней развлекательного или сервисного компонента, она будет пустовать. По аналогичному принципу нужно предусматривать сообщение между пространством снаружи и внутренними постройками. Это могут быть стеклянные витрины, либо какие-то интерактивные элементы, которые будут вовлекать горожан в процесс взаимодействия с городской инфраструктурой.

Востребованность тишины и уединения возрастает в современных мегаполисах. Как это учитывается сегодня архитекторами?

Действительно, в наших городах присутствуют различные шумы, которые мы ощущаем на физическом уровне. Взять, к примеру, тот же трафик или стройку. И да, вы правы, перенаселение и сумасшедший ритм больших городов также влечет за собой потребность в уединении. Поэтому оба эти факта важно учитываться при городской планировке.

Например, развитие больших пешеходных зон, позволяет снизить шумы в городском пространстве. Помимо этого еще на уровне мастер-плана города учитывается расстояние от трафикообразующих участков дорог, соблюдаются стандарты по шумоизоляции внутри помещений, а также минимальные и максимальные показатели по уровню допустимого шума на открытых пространствах.

А еще сейчас на политическом уровне ведутся серьезные дебаты о том, как сократить количество машин или перевести их на другие двигатели, чтобы снизить уровень шума в городах. Например, во втором по размеру городе в Финляндии сейчас реализуется крупный проект по разработке трамвайной сети, которая покроет собой весь город и сократит количество используемых автомобилей.
В рамках одного района должно предусматриваться жилье, в котором вместе смогут жить люди всех социальных классов.
Насколько в современном мире для города важна его идентичность? Я читала, что в условиях роста территориальной мобильности общества теряется городская идентичность, которая обеспечивает функционирование единого духовного «кода» города. Как это отражается на архитектуре?

Это очень важно. Если учитывать такие факторы, как климат, культура и история - составляющие уникальную идентичность любого города, вы не сможете принести и адаптировать у себя весь опыт Хельсинки. Точно так же, как успешный опыт Алматы, скорее всего, не принесет тех же результатов в Хельсинки.

Что касается восточных стран, то проблема в том, что их города монотонны. Одинаковые постройки делают районы похожими друг на друга и лишают индивидуальности.

На самом деле, городская идентичность всегда является актуальной темой среди архитекторов всего мира. Один из путей - это наделять районы индивидуальностью, используя разные материалы и архитектурные формы. В одном районе основной темой может быть дерево, в другом - какой-то иной материал, что позволит избежать монотонности.

Также важно избегать застройки отдельных районов для разных социальных классов. В рамках одного района должно предусматриваться жилье, в котором вместе смогут жить люди всех социальных классов. Для этого еще при строительстве часть квартир отводится под сдачу в аренду, а часть для передачи в собственность.

Эта новая идеология планирования города, которой придерживаются не только в Финляндии, но и в других европейских странах.

Мы должны избегать американского примера, когда люди живут в частных домах и вынуждены часто пользоваться автомобилем для того, чтобы передвигаться по городу. Все необходимое (жилье, магазины, больницы, детские сады, школы, офисы) должно располагаться в рамках одного района.

Как, на ваш взгляд, лучше подходить к застройке мегаполиса, если с одной стороны – он хочет быть модным и прогрессивным, а с другой – имеет исторический центр со старыми строениями? Может ли модернизм ужиться вместе с исторической застройкой?

Когда я был молодым, я думал, что прошлое остается в прошлом, и мы должны создать новую идеологию и архитектуру. Но сейчас мое мнение изменилось на 180 градусов. Мой совет молодым архитекторам - изучать историю и не повторять ошибок своих предшественников. Не стоит создавать архитектуру, как предмет искусства, не пригодный для комфортного проживания. Потому что объекты архитектуры - это то, в чем мы живем.

Любая местность имеет свой исторический и культурный бэкграунд, который так или иначе будет влиять на наши современные предпочтения.
Екатерина Корабаева
Автор материала
Оцените наш материал
Поделитесь с друзьями
Читайте также:
Made on
Tilda