Технологии

Как может выглядеть арест виртуальных активов?

Цифровизация денег привела к появлению такового понятия как «виртуальные активы». И, несмотря на то, что многие страны не хотят признавать их в качестве легального финансового инструмента, они все ближе подбираются к приобретению правого статуса.

Государства вынужденно идут на такой шаг, чтобы иметь возможность облагать такие активы налогом и даже накладывать на них арест. По крайней мере, с одной из таких инициатив выступила на днях Россия, где в течение двух ближайших лет будут прорабатывать механизм ареста и конфискации виртуальных ресурсов.

Дело в том, что число преступлений с использованием цифровых активов (преимущественно криптовалюты) растет. Их все чаще используют при продаже наркотиков и последующем отмывании денег.

Меры же в отношении криптовалюты, обсуждаемые сейчас в России, могут не только дать соответствующим органам инструмент воздействия на данный виртуальный актив, но вывести его из так называемой «серой зоны».

Более подробно на эту тему мы расспросили заместителя руководителя инвестиционного департамента управляющей компании 8848 Invest Виктора Першикова.
Виктор, что представляют собой виртуальные активы сегодня?

Если постараться дать определение тому, что такое виртуальные активы (или «цифровые активы»), то правильнее всего будет охарактеризовать их как объекты, имеющие электронную (цифровую) форму и экономическую ценность. При этом они не обязательно должны быть включены в число объектов гражданских прав.

По сути, можно выделить две группы цифровых активов: это, непосредственно, криптовалюты и токены блокчейн-проектов.

Их различие заключается в том, что криптовалюты – это средства платежа и обмена, тогда как токены, чаще всего, либо выступают внутренним инструментом блокчейн-проекта, либо, как и в случае с акциями, дают их владельцу определенные преимущества, например в виде получения дивидендов от покупки и удержания токенов на своём счете.

Несмотря на, казалось бы, прозрачность блокчейн-решений и возможность их применения в разных сферах жизни, в России в настоящее время законодательно ни определение криптовалют, ни определение токенов, никак не обозначено, и хоть сколько-нибудь применимой законодательной базы для регулирования отрасли также нет.

В России заговорили о необходимости разработки правового механизма ареста виртуальных активов. Объясняется это ростом числа преступлений с использованием этих самых активов и незащищенностью частных лиц от данного вида преступных посягательств. Можете разъяснить, о чем именно идет речь, в чем собственно опасность.

Здесь нужно выделить две составляющие рисков, с которыми неизбежно сталкиваются регуляторы, когда речь заходит о криптовалютах и токенах.

В первую очередь, как и в случае с фиатными средствами, криптовалюты могут использоваться, и, что очевидно, используются в теневых или же преступных операциях, так как их анонимность и децентрализация сетей делают затруднительным отслеживание переводов средств между физическими или юридическими лицами.
Справка

Фиатные деньги - англ. Fiat Money, извесны также как декретные деньги - валюта, которую правительство объявило в качестве законного средства платежа, несмотря на то, что она не имеет никакой внутренней стоимости и не обеспечена резервами.
В данной связи, на первый план выходит вопрос разработки жестких политик противодействия отмыванию средств, полученных преступным путем, а также необходимость разработки политик KYC («знай своего клиента») для идентификации реальных бенефициаров криптовалюты. С одной стороны, это противоречит изначально приданной криптовалютам характеристики «анонимности», но, с другой - без соответствующих политик, регулирующих взаимоотношения субъектов подобных отношений, ни о каком признании криптовалют на уровне государства не может быть и речи.

Что касается незащищенности частных лиц от преступных действий с криптовалютой, то здесь речь идет о большом количестве случаев мошенничества в криптосфере, когда, например, доверившись тому или иному блокчейн-проекту, инвестор терял свои деньги, так как проект оказывался мошенническим. К сожалению, такие случаи не редкость, однако в этой связи разработка правового механизма ареста виртуальных активов не решает вопрос защищенности пользователя, и позволяет, разве что, вернуть украденные средства по суду, если, конечно, подобный механизм будет создан.
В случае самого ареста виртуальных активов, как данный процесс может выглядеть? Насколько это возможно технически?

Теоретически, арест виртуальных активов может выглядеть следующим образом: после вынесения судебного решения, компетентный орган должен затребовать доступы к хранилищу (холодному или горячему), на котором находятся подпадающие под изъятие активы. Это предполагает получение не только данных для входа (логин и пароль) в некий кошелек с криптовалютой, но и так называемые «секретные слова» или «фразы», которые используются для восстановления доступа к хранилищу.

После того, как эти данные будут переданы, криптовалюта может быть переведена на верифицированные кошельки или счета, на которых она будет храниться. Тем самым, должна быть создана кастодиальная система для безопасного и прозрачного хранения цифровых активов, с возможностью последующего обмена их на фиатные средства, если это будет необходимо.

Таким образом, технически создание подобной кастодиальной системы на блокчейне должно ложиться на плечи силовиков, которые непосредственно будут заниматься данными вопросами. Вместе с тем, сама процедура и дальнейшие действия по надежному хранению арестованных цифровых активов требует решения большого количества задач: от законодательного придания криптовалютам юридического статуса, до непосредственного создания кастодиальных сервисов в рамках государства. На текущий момент мне кажется это довольно сложной задачей, так как требует проработки настолько щепетильных моментов, которых центробанк и профильные комитеты в Госдуме РФ пока сторонятся.

Существует ли что-то подобное в международной практике?

Громких заявлений о совершенных арестах и изъятиях, или реально работающих правовых решений в настоящее время не наблюдается даже в странах с комфортными для блокчейна юрисдикциями (Швейцария, Япония, Южная Корея).

Как правило, когда речь заходит о мошенничестве с криптовалютой, силовые структуры разных стран стремятся, в первую очередь, выйти на лиц, которые стояли за преступлением, при помощи отслеживания транзакций в блокчейн. Но так как, чаще всего, речь идет о фактах конвертации криптовалюты в фиатные средства, юридически гораздо проще заблокировать банковские счета, чем арестовывать криптовалюту на кошельках или в хранилищах. Таким образом, подобный механизм в России для международной правовой системы может стать прецедентом.

Правильно ли будет сказать, что все это связано с неизбежной легализацией криптовалюты? Либо все-таки данные изменения стоит рассматривать как барьер для развития криптосферы? Что эта новость несет для владельцев криптовалюты?

Подобные механизмы нельзя рассматривать как барьер для развития криптосферы, так как неизбежно любое, пусть даже минимальное придание криптовалютам правового статуса - шаг вперед. Без прописывания подобного статуса в законы, оперируя лишь термином «имущество», без проработки вопросов налогообложения криптосферы, разработки политик AML (противодействие "отмыванию" денег) , KYC и прочих законодательных шагов, подобный механизм будет идти вразрез с правовыми нормами. Вполне возможно, что это станет определенной вехой в вопросе если не легализации, то, как минимум, признания криптовалют центробанками разных стран.

Для владельцев криптовалют эта новость в настоящее время не несёт большой угрозы, в том числе для тех, кто инвестирует средства в цифровые активы.То есть не связанная с криминальными историями деятельность инвесторов вряд ли является главной причиной проработки подобного механизма. А вот бизнесу, который ведет свою деятельность в сфере блокчейна и криптовалют, стоит быть готовым к тому, что в ближайшее время мы увидим новые подвижки в области законодательства. Причем предсказать их влияние, а также то, в какой именно отрасли права произойдут наиболее значительные изменения, влияющие на владельцев криптовалют - непросто.

Пока что речи о том, что тем самым государство «закручивает гайки», не идет, но не учитывать это обстоятельство нельзя.
в 2018 году в ряд нормативных актов Национального Банка Казахстана были внесены изменения, которые определили понятие криптовалюты. Все это говорит о широких перспективах легализации криптовалют и блокчейн технологий в стране.
В курсе ли вы позиции по вопросу легализации криптовалюты в Казахстане? Стоит ли нам ожидать, что необходимость в подобных обсуждениях возникнут и у нас?

В сравнении с Россией, Казахстан в настоящее время выглядит гораздо более дружелюбной «песочницей» для блокчейна и криптовалютных проектов, и в той или иной степени задаёт тренды на постсоветском пространстве. Один лишь факт того, что в рамках государственной программы «Цифровой Казахстан» министерство цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности (МЦРОАП) представило законопроект, в соответствии с которым в действующие законы везде, где это требуется, предлагается внести поправки, позволяющие оперировать понятиями «блокчейн» и «криптовалюты», говорит об активном развитии отрасли в стране.

Также стоит выделить тот факт, что в 2018 году в ряд нормативных актов Национального Банка Казахстана были внесены изменения, которые определили понятие криптовалюты. Все это говорит о широких перспективах легализации криптовалют и блокчейн технологий в стране.

Что касается обсуждения вопросов по созданию механизмов ареста и изъятия криптовалют, то избежать этого не получится, хотя бы потому, что это объективно необходимо, когда речь заходит, например, о следовании международным требованиями FATF (Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием средств).

Поделитесь своим личным мнением относительно данной законодательной инициативы?

Данная законодательная инициатива в России, на мой взгляд, является объективной необходимостью, но до известной степени, оторванной от реальности. Нельзя сосредотачиваться на решении каких-то избранных вопросов, например связанных с противодействием преступлениям с криптовалютой, при этом избегая вопросов регулирования всей отрасли в целом. В противном случае возможны как «перегибы на местах», так и превращение потенциально перспективной экономический отрасли для государства в неконкурентоспособную на мировой арене. Я опасаюсь последнего обстоятельства.

Спасибо за интервью!
Оцените наш материал
Поделитесь с друзьями
Читайте также:
Made on
Tilda